Перейти к содержимому

Приоритет движения транспортных средств

За оказанием квалифицированной юридической помощи к нам обратилась потерпевшая, у которой в результате дорожно-транспортного происшествия, погиб муж.

Органами досудебного расследования «К» обвинялся в совершении, преступления небольшой тяжести, по неосторожности, по ст. 345 ч.3 УК РК (нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств лицом, управляющим транспортным средством, повлекшее по неосторожности смерть человека).

         Обстоятельства дела:

Водитель «К» управляя автомобилем марки «Маzda», в разрешенном месте, грубо нарушая требования правил дорожного движения стал производить маневр, поворот налево, вследствие чего допустил столкновение с мотоциклом «Suzuki», без государственного номера, под управлением мотоциклиста «Т» который двигался по своей полосе движения во встречном направлении прямо.

В результате дорожно-транспортного происшествия мотоциклист «Т» скончался, не приходя в сознание.

Орган досудебного расследования на основании собранных по делу материалов пришел к выводу о том, что дорожно-транспортное происшествие (далее по тексту ДТП) и наступившие последствия состоят в прямой причинной связи с нарушением водителем «К» требований п.п.1, 8.1, 8.9 Правил дорожного движения Республики Казахстан.

В ходе рассмотрения уголовного дела в судебном заседании были исследованы обстоятельства ДТП, допрошены свидетели по делу, подсудимый и потерпевшая.

Пункты правил дорожного движения (ПДД), утвержденные постановлением Правительства РК, от 13.11.2014 г. №1196, указаны по тексту, в старой редакции, до даты внесения изменений, в указанные нормы правил постановлением Правительства РК, от 21.10.2017 № 667

 Из приговора суда:

…. Расследование проведено с обвинительным уклоном, с незаконным привлечением «К» к уголовной ответственности и незаконным преданием его суду.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый «К» вину в предъявленном обвинении полностью не признал и показал суду, что он перестроился в левую крайнюю полосу по направлению своего движения. Подъехав к месту выполнения маневра, почти полностью остановил свою автомашину для того, чтобы оценить дорожную обстановку по безопасному выполнению маневра. Убедившись, что транспортные средства, находившиеся на полосе встречного движения остановились для пропуска пешеходов и выполняемый им маневр не создает помех и безопасен для других участников движения, он стал поворачивать налево. В какой-то момент почувствовал удар в правую заднюю часть автомашины, сразу остановился и вышел из машины, увидел, лежащего лицом вниз на дороге мужчину.

Показания подсудимого суд посчитал объективными, согласующимися с установленными в судебном следствии обстоятельствами дела, которые в совокупности с другими исследованными в суде фактическими данными могут быть положены в основу оправдательного приговора.

Наряду с показаниями свидетелей, в судебном заседании были исследованы и оглашены заключения эксперта, согласно  которого  скорость движения мотоцикла к моменту торможения составляла более 60.0 км/ч и в условиях данного происшествия водитель мотоцикла не располагал технической возможностью предотвратить столкновение экстренным торможением с остановкой мотоцикла до полосы движения автомобиля «Маzda».

Следует отметить, что на данном участке дороги имелось ограничение максимального скоростного режима в пределах 40 км/час.

Суд посчитал, что мотоциклистом «Т» грубо нарушен п.10.1 ПДД РК, который указывает, что водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая  при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. При возникновении препятствия и (или) опасности для движения, которые водитель в состоянии обнаружить, он принимает меры к снижению скорости вплоть до полной остановки транспортного средства или безопасному для других участников движения объезду препятствия.

Суд, принимая во внимание, тот факт, что водитель мотоцикла не располагал технической возможностью предотвратить столкновение экстренным торможением до полосы движения автомобиля  под управлением водителя «К» при скорости более 60 км/час, до момента столкновения, пришел к выводу о значительном превышении установленной скорости движения водителем мотоцикла, которая не могла обеспечить безопасности движения как самого потерпевшего «Т» так и других участников дорожного движения и следовательно состояла в прямой причинной связи с наступившими тяжкими последствиями.

Суд также указал, что водитель мотоцикла «Suzuki» грубо нарушая правила дорожного движения, проехал под знаком 3.5 «Движение мотоциклов запрещено».

В свою очередь суд посчитал, что действия подсудимого полностью соответствуют требованиям п.8.2 ПДД РК  (сигнала  маневра в левую сторону является включенный световой указатель левого поворота) и  п.8.6 ПДД  РК – перед поворотом направо, налево или разворотом водитель заблаговременно занимает соответствующее крайнее положение на проезжей части дороги и на полосе, предназначенной для движения в данном направлении.

Замедление движения перед выполнением маневра (поворот налево) автомобиля  под управлением подсудимого «К» свидетельствует о том, что им совершены действия по выполнению требований п.8.1 ПДД РК – перед началом маневра водитель подает сигналы световыми указателями соответствующего направления, а если они отсутствуют или неисправны – рукой.

Согласно вывода суда, падение мотоцикла могло произойти по ряду причин, каждая из которых является либо самостоятельной, либо возникшей в совокупности с другими и причиной падения мотоцикла могла стать техническая неисправность мотоцикла, который не был зарегистрирован в установленном законодательством Республики Казахстан порядке.

При вынесении оправдательного приговора суд применил нормы п.2.4 п/п 5 ПДД РК и указал, что  водителю запрещается управлять транспортным средством в случаях отсутствия государственных регистрационных номерных знаков или их несоответствия регистрационным документам.

Суд указал, что превышение допустимой скорости движения мотоциклистом «Т», которая определена экспертом на основе научных знаний, в совокупности с наличием технических неисправностей мотоцикла, могли привести к потере курсовой управляемости мотоцикла и его падению вне зависимости от каких-либо действий других лиц, в частности подсудимого «К».   Причинно-следственной связью между столкновением автомашины с мотоциклом и наступившими последствиями явились нарушения мотоциклистом «Т», п.п.2.4п.п.5-6,10.1,11.5 п/п3,14.2 ПДД Республики Казахстан  и требований знака «3.5», запрещающего движения мотоцикла.

Суд не согласился с доводами обвинения о том, что в действиях водителя автомашины «К» имеется состав преступления, предусмотренный ст. ст.345 ч. 3  Уголовного Кодекса Республики Казахстан, поскольку установлено отсутствие  субъективной и объективной сторон преступления, а именно отсутствие доказательств о нарушениях подсудимым правил дорожного движения и причинно-следственной связи между нарушениями и наступившими последствиями, кроме того не установлен и обязательный признак субъективной стороны преступления инкриминируемой  водителю «К» статьи, в виде неосторожной формы вины, выраженной в небрежности либо в самонадеянности.

Нарушение п.п.1,8.1,8,9 ПДД в действиях «К», что являлось обязательным условием для установления наличия в его действиях состава преступления предусмотренного  ч.3 ст. 345 Уголовного Кодекса Республики Казахстан, суд не установил, в этой связи  водитель автомашины «Маzda»,  был оправдан.

Не согласившись с вынесенным по уголовному делу судебным актом, на приговор суда была подана апелляционная жалоба.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, были следующими:

Согласно ст. 388 УПК РК приговор суда должен быть законным и обоснованным.

Приговор признается обоснованным, если он постановлен на основании всестороннего и объективного исследования в судебном заседании представленных суду доказательств.

Вменяя мотоциклисту «Т» нарушение п.10.1 ПДД РК, суд не учел, выводы автотехнической экспертизы. В части тог, что что «Т» не располагал технической возможностью предотвратить столкновение экстренным торможением с остановкой мотоцикла до полосы движения автомобиля «Маzda», при допустимой для данных дорожных условий скорости движения транспортных средств, т.е. со скоростью 40 км/ч.

Вывод эксперта, достоверно свидетельствовал, о том, что водитель «Т» при движении на мотоцикле со скоростью 40 км.ч., при возникновении опасности для движения, не смог бы предотвратить столкновение, экстренным торможением с остановкой мотоцикла.

Указанные обстоятельства судом оставлены без надлежащей правовой оценки.

Из смысла пункта 10.1 Правил дорожного движения, следует, что в случае возникновения препятствия и (или) опасности для движения водитель должен совершить одно из указанных действий – снижение скорости вплоть до полной остановки транспортного средства (торможение), или безопасный для других участников движения объезд препятствия.

В судебном заседании, исходя из материалов уголовного дела, показаний свидетелей, эксперта было достоверно установлено, что  «Т» выполняя требования п. 10.1 ПДД РК, при возникновении  препятствия (опасности для движения) автомашины «Маzda», совершил снижение скорости путем торможения

Суд, необоснованно посчитал, что органом досудебного расследования  были грубейшим образом нарушены нормы процессуального законодательства РК, о необходимости обеспечения полноты досудебного расследования, и постановке вопроса о безопасности объезда автомашины под управлением водителя «К» не разрешался.

При досудебном расследовании необходимости постановки вопроса о безопасности объезда автомашины, под управлением подсудимого не было, т.к. одно из указанных в п. 10.1 ПДД действий, снижение скорости путем торможения,  водителем «Т» было выполнено.

На просмотренной в судебном заседании видеозаписи, отчётливо было  видно,  что моментом возникновения опасности у водителя мотоцикла, является начало пересечения середины проезжей части (разделительной полосы) автомашиной марки «Маzda», следовательно, у мотоциклиста «Т» отсутствовала возможность безопасного объезда автомашины под управлением водителя «К»

Совершение водителем мотоцикла манёвра, путем объезда автомашины не могло быть безопасным, поскольку объезд происходил с выездом на встречную  полосу движения, при этом, как было установлено в судебном заседании, во встречном направлении двигался автомобиль «Ауди», который для мотоциклиста «Т»  создавал  опасность для движения.

Следовательно, мотоциклист «Т», при возникновении препятствия (опасности для движения), во избежание лобового столкновения с автомашиной «Ауди»,  принял единственно правильные решение, совершив снижение скорости путем торможения.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что перед столкновением транспортных средств, полоса движения, по которой первоначально двигался мотоцикл, была свободна, не соответствовал фактическим обстоятельствам дела.

Суд при исследовании обстоятельств совершенного ДТП неправильно установил момент возникновения опасности для мотоциклиста, которым фактически являлось начало пересечения середины проезжей части (разделительной полосы) автомашиной марки «Ауди».

В соответствии с п. 8.1 Правил дорожного движения утвержденных Правительством РК, от 13.11.2014 г., № 1196, перед началом выполнения маневра водитель подает сигналы световыми указателями соответствующего назначения, а если они отсутствуют или неисправны — рукой. При этом маневр осуществляется с соблюдением безопасности и не создает помех другим участникам движения.

Согласно п.2 п.п.22 ПДД, уступить дорогу (не создавать помех) — означает, что участник дорожного движения не начинает, не возобновляет или не продолжает движение, не осуществляет какой-либо маневр, если это может вынудить других участников движения, имеющих по отношению к нему преимущество, изменить направление движения или скорость.

При совершении маневра водитель автомашины «К» не уступил дорогу мотоциклисту «Т», при этом создав помеху для его движения и вынудив последнего принять меры к экстренному торможению.

При этом водитель «К», не пользовался преимущественным правом (приоритетом) проезда.

         Ранее,  в рубрике «Вопрос-ответ», в статье «Уступите дорогу»( http://advokat-kr.kz/ustupite-dorogu), мной уже рассматривались дорожные ситуации, с  понятиями приоритета  движения транспортных средств.

Согласно п.2 п.п. 5 ПДД преимущество (приоритет) — первоочередность движения в намеченном направлении по отношению к другим участникам движения;

Исходя из анализа п.2, п.п.5, преимущественное право проезда — это право участника движения следовать в разрешенном направлении, не уступая дороги другим участникам движения, которые  обязаны не создавать ему помех (опасности для движения).

Участник движения, пользующийся преимущественным правом на движение, должен принять такие меры лишь с момента, когда он имеет возможность обнаружить опасные, противоречащие требованиям безопасности дорожного движения действия других участников движения, которые в случае его бездействия могут повлечь за собой возникновения происшествия.

Пункт 8.9 Правил, предусматривает, что при повороте налево или развороте вне перекрестка водитель безрельсового транспортного средства уступает дорогу встречным транспортным средствам.

Водитель мотоцикла «Т»  имел преимущественное право на движение в намеченном направлении, а водитель автомашины «К» создал опасность (помеху) для движения, путем совершения маневра, (поворот налево) не убедившись в его безопасности.

Нарушение водителем «К» п. 8.1, п.8.9 ПДД повлекло за собой создание аварийной ситуации, в результате которой наступила смерть мотоциклиста «Т».

Таким образом «К» управляя автомобилем, совершил нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека, т.е. преступление, предусмотренное ст. 345 ч. 3 УК РК.

Суд необоснованно, посчитал, что обвинением не доказан факт падения мотоцикла под управлением «Т» вследствие нарушения подсудимым «К» п. 8.1 и п.8.9 ПДД РК, и это является только предположением,  и не подтверждено совокупностью собранных по делу доказательств. При этом суд поставил под сомнение техническое состояние мотоцикла.

Как упоминалось ранее, по мнению суда, падение мотоцикла могло произойти по ряду причин, каждая из которых является либо самостоятельной, либо возникшей в совокупности с другими. Причиной падения мотоцикла могла стать техническая неисправность мотоцикла, который не был зарегистрирован в установленном законодательством Республики Казахстан порядке.

Выводы суда о возможной технической неисправности мотоцикла  основаны на предположении и опровергаются  исследованными в судебном заседании доказательствами и обстоятельствами ДТП.

Из постановления дознавателя, о назначении судебно-автотехнической экспертизы, было установлено, что техническое состояние  мотоцикла: исправное.

В заключении эксперта исходные данные указаны: техническое состояние мотоцикла- исправный.

Наличие тормозного пути так же свидетельствует о технической исправности системы тормозов транспортного средства.

Принимая во внимание факт управления мотоциклом без регистрационных  номеров, а также без прохождения обязательного технического осмотра, как обстоятельства, свидетельствующие о возможном неисправном  техническом состоянии мотоцикла, суд фактически строит свои выводы на предположении, что является недопустимым и не согласовывается с материалами уголовного дела.

Нарушение мотоциклистом «К» требований с п.2.4 п/п 5,  ПДД РК, п.2.4 п/п 3 ПДД РК.4, п/п 6 ПДД РК, не имело причинно-следственной связи с произошедшим дорожно-транспортным происшествием.

Необоснованны и выводы суда, о том, что у мотоциклиста «Т»., отсутствовали опыт и навыки вождения мотоциклом.

В материалах уголовного дела имелось  водительское удостоверение на имя «Т», из показаний свидетелей установлено, что стаж вождения «Т» мотоциклом, около двух лет.

Указанные обстоятельства достоверно свидетельствуют о том, что «Т». в день ДТП имел опыт вождения мотоциклом, а также право на управление мототранспортом.

Наличие водительского удостоверения подтверждает факт того, что последний проходил обучение по категории «А», и имеет навыки вождения мотоциклом.

Следовательно, выводы суда о том, что технические неисправности мотоцикла и отсутствие опыта и навыков у «Т» по управлению мотоциклом могли в совокупности привести к потере курсовой управляемости мотоцикла и его падению вне зависимости от каких-либо действий других лиц, в частности подсудимого «К», является необоснованными и опровергаются материалами уголовного дела.

В силу требований ст.124 УПК РК, собранные по делу доказательства подлежат всестороннему и объективному исследованию. Исследование включает анализ полученного доказательства, его сопоставление с другими доказательствами, собирание дополнительных доказательств, проверку источников получения доказательств.

Суд, без объективного и всестороннего анализа норм ПДД, а также материалов уголовного дела, незаконно  вменил мотоциклисту «Т» и нарушение  п. 11.5 п/п 3 ПДД РК, из которого следует, что  обгон запрещен на пешеходных переходах при наличии на них пешеходов и п.14.2 ПДД РК – если перед нерегулируемым  пешеходным переходом остановилось или замедлило движение транспортное средство, то водители других транспортных средств, движущихся по соседним полосам, могут продолжать движение лишь убедившись, что перед остановившимся или замедлившем движение транспортным средством нет пешеходов.

Согласно п.1 п.п.10 обгон — это опережение движущегося впереди транспортного средства или состава транспортных средств, связанное с выездом из занимаемой полосы.

Из материалов уголовного дела и просмотренной видеозаписи, достоверно установлено, что мотоциклист «Т» обгон не совершал, поскольку не выезжал из занимаемой полосы, а двигался по соседней полосе, при этом на видеозаписи отчетливо было видно, что «Т» продолжил движение, убедившись в том, что перед остановившимся или замедлившим движение транспортным средством нет пешеходов.

С учетом изложенных обстоятельств, в действиях водителя «К» имеется состав преступления, предусмотренный ст.345 ч. 3 Уголовного Кодекса Республики Казахстан (нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека), поскольку в суде достоверно установлено нарушение подсудимым п.п.1, 8.1, 8,9 ПДД Республики Казахстан и эксплуатации транспортных средств, а также  причинно-следственная связь между нарушениями и наступившими последствиями, в виде неосторожной формы вины, выраженной в небрежности, либо в самонадеянности.

Анализируя собранные по делу доказательства, учитывая  необъективную оценку судом, имеющихся доказательств  вины «К», нами в апелляционной жалобе ставился вопрос об отмене оправдательного приговора, с вынесением обвинительного приговора, с признанием водителя автомашины «К», виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 345 ч.3  Уголовного Кодекса Республики Казахстан (нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств лицом, управляющим транспортным средством, повлекшее по неосторожности смерть человека)..

По результатам рассмотрения уголовного дела по апелляционной жалобе и протесту прокурора, оправдательный приговор был отменен.

По делу вынесен обвинительный приговор, которым водитель автомашины «Маzda», «К», был признан виновным по ст.345 ч.3  Уголовного Кодекса Республики Казахстан.

Исковое заявление потерпевшей, о возмещении материального и морального вреда причиненного преступлением  удовлетворено частично.

Постановление коллегии обжаловано подсудимым в кассационной инстанции Верховного суда РК. По результатам рассмотрения жалобы, оставлено без изменения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.